Удмуртская свадьба — свадебные советы

Удмуртская свадьба

Удмуртская свадьба - свадебные советы

В каждом уголке земного шара есть свои национальные обычаи и традиции. Все они чем-то похожи между собой, но, при этом, по-своему уникальны. Своей неповторимой оригинальностью и ярким национальным колоритом отличаются свадебные традиции в Удмуртии.

Часть из них осталась далеко в прошлом, какие-то ритуалы потеряли свою актуальность, некоторые претерпели незначительные изменения, но основные свадебные правила соблюдаются и сегодня.

Заключение брака в этом регионе имеет сакральное значение для новобрачных и их родственников.

Богатство культурного наследия удмуртов ярко проявляется в их свадебных обычаях и традициях. Одним из главных национальных аспектов считается время проведения свадебного торжества.

Бракосочетание здесь принято справлять или зимой (начиная с Крещения и до Масленицы), или в осенний период – от Покрова до Филиппова поста. Такое время выбрано предками не случайно.

В эти сроки не было полевых работ, поэтому времени для организации свадебного торжества хватало с лихвой.

Если свадьба проводилась после Покрова, поверье сулило молодым супругам богатую и радостную семейную жизнь. Но даже в этот период нельзя было сочетаться законным браком в среду, пятницу и воскресенье. Подобные запреты на дни недели можно встретить в свадебных традициях и других народов. Что касается лета, то в эту пору года все удмурты должны работать в поле.

Оригинальной особенностью свадебной церемонии удмуртов считается большой промежуток времени между первым и заключительным этапом. Иногда свадебный марафон затягивается на нескольких месяцев. Причина кроется в том, что этапов достаточно много, а подготовка к каждому из них занимает недели и даже месяцы.

Вот главные этапы удмуртской свадьбы:

  • ныл куран (сватовство);
  • ярашон (праздник в доме новобрачного);
  • сюан(торжество в доме невесты) и переезд молодой к мужу.

Сватовство

С давних времен вопрос бракосочетания удмуртских детей решался их родителями или старшими родственниками. Выбирать своему сыну спутницу жизни родители начинали после семнадцатилетия юноши.

Ранние браки были во многом обусловлены бытовыми проблемами – родители парня желали заполучить в дом еще одну хозяйку. С другой стороны, семьи, в которых были девушки, старались подольше держать их дома.

Поэтому очень часто удмуртские жены старше своих мужей.

Родня активно помогала выбрать будущую супругу отцу и матери молодого удмурта. Важные рекомендации в этом вопросе давал специалист (дэмчи). Чаще всего такой эксперт был в юбке.

Найдя в округе подходящую кандидатку на роль невесты, дэмчи наводила о ней справки и передавала их заинтересованной стороне. Основными критериями при выборе будущей супруги были: трудолюбие, ласковый и покладистый характер, хорошее здоровье, любовь к чистоте и порядку.

Если семье парня выбранная девушка приходилась по душе, то начинали готовиться к сватовству.

Делегация удмуртских сватов состояла из отца (если его нет, то матери) парня, дэмчи и кого-нибудь из близкой родни. Обязательное правило: на сватовство должен идти только один родитель, вдвоем – нельзя. Традиционно сваты приносили с собой нюхательный табак для отца невесты. Если табак мужчине нравился, он соглашался выдать дочь замуж. Но все происходило не так быстро.

Приехав в дом невесты, дэмчи начинала разговор о цели визита в иносказательной форме. Редко случалось, когда сваты в первый раз уходили с положительным ответом. Если им говорили «нет», свадебная делегация оставляла варежки в доме девушки, а потом возвращалась, якобы за ними, но с тем же самым вопросом.

Когда родители, наконец, говорили «да», засватанная девушка ставила самовар на стол, и все переходили к решению организационных вопросов: калым, дата свадьбы, приданое.

В прошлом удмуртская невеста не имела права идти наперекор родителям и отказываться от свадьбы, даже если жених был не мил. Сегодня она может сказать «нет», но это случается крайне редко.

Обычно дочери не идут против воли родителей, которые желают своим детям только добра.

После удачного сватовства наступает этап сговора. В нем принимают участие невеста, жених, их ближайшие родственники. Они договариваются обо всех важных моментах свадебной церемонии. После этого мать невесты ставит на стол масло и каравай.

Отец парня кладет в масло серебряные монеты. Эти простые манипуляции наполнены судьбоносным смыслом – после их проведения удмуртская девушка считалась засватанной и могла уже жить в доме жениха.

Второй вариант – оставаться до свадьбы у родителей.

Приготовления к удмуртской свадьбе

После решения всех организационных моментов, удмуртские семьи начинают подготовку к свадебной церемонии. Отец жениха и отец невесты наносят визиты родственникам, приглашают их на торжество, что в Удмуртии считается знаком большого уважения. Подготовка к бракосочетанию состоит из приготовления угощений, калыма и приданного, размеры которых обсуждались заранее.

Пир в доме невесты (сюан)

Если после сговора удмуртская невеста оставалась с родителями, то свадебная процессия из дома жениха следовала в дом новобрачной. Провожать будущего супруга приходили родственники, приглашенные на свадьбу.

Все желали ему удачи и давали добрые советы. Гости со стороны мужчины назывались поезжанами. Из них отец жениха выбирал женщину и мужчину, которых назначал старшими. На свадебный пир обязательно приглашали дэмчи.

В доме девушки скрупулезно готовились к приему гостей: на кровати стелили вытканные вручную одеяла, над окнами и зеркалами вешали красивые полотенца – украшали дом только лучшим. Усердно готовили разнообразные блюда, ставили на стол закуски и хлеб. Родня невесты приезжала в дом задолго до прибытия свадебного кортежа. Все помогали хозяевам угощать гостей.

Свиту новобрачного встречали у ворот дома, предлагали отведать яичные лепешки под крепкие напитки. Одну лепешку нужно было съесть обязательно, иначе в дом не пускали.

Когда все были в сборе, начиналось щедрое застолье, рассаживал гостей и руководил банкетом распорядитель. Развеселившиеся гости пели удмуртские свадебные песни, рассказывали старые байки, произносили национальные тосты.

С помощью песен родня парня знакомилась с невестой. В конце сюана все участники обряда обменивались подарками.

Пир в доме жениха (ярашон)

Ярашон отличается от сюана, прежде всего, тем, что свадебная процессия шла от дома невесты к дому жениха, где происходило застолье. Затем поезжане наносили визиты родственникам новобрачного. В каждом доме их угощали национальными блюдами, учили петь песни. Молодожены тоже ходили по домам вместе с гостями, но не пели.

По традиции, во время проведения ярашона у хозяев дома требовали бочонок меда или кумышку – удмуртскую водку. Эти угощения дегустировали ложкой, а пустой бочонок продавали кому-то из гостей. В последний день обряда гости готовили наряды, придумывали всевозможные образы, устраивали спектакль. Женщины зачастую переодевались в мужскую одежду, все проходило интересно и весело.

Заканчивался ярашон с нотками грусти, гости жалели новобрачную, которая будет теперь жить в чужом доме. Своим сочувствием они намеревались заставить удмуртскую невесту плакать. Считалось, что чем больше слез выльет девушка до свадьбы, тем меньше ей придется плакать на протяжении всей семейной жизни. После этого печального ритуала свадебная церемония считалась оконченной.

Переезд в дом жениха

Чтобы удмуртская девушка смогла покинуть родительский дом, ее жених должен был заплатить калым. Родня ожидала невесту во дворе, и когда та спускалась, три раза обводила девушку вокруг лошади.

Свекровь вела невестку в дом и сажала на подушку. Затем расплетала ей косу, а вместо нее делала прическу-веночек. Потом мать новобрачного надевала на голову будущей хозяйке чалму, которая являлась символом замужней женщины.

После этих ритуалов молодые супруги шли в свою спальню.

В первое утро после удмуртской свадьбы принято смотреть приданое молодой жены. Открывают привезенный девушкой сундук и все его содержимое вывешивают во дворе.

После этого молодая хозяйка угощала гостей своими блюдами – так она показывала радушие и гостеприимство. Отведав яств, все шли к реке, где молодая жена бросала в воду серебряную монету и набирала ведро воды.

Уже в доме девушка угощала гостей водой, которую принесла из речки.

Послесвадебные обряды

Большое значение придают удмурты послесвадебным обрядам. Вот основные из них:

  • через семь дней после ярашона родители невесты с родственниками приезжают в гости к молодоженам;
  • в первый раз после бракосочетания молодая удмуртка может поехать в гости к родителям только с супругом и его мамой;
  • родные жениха приглашают молодую семью в гости, чтобы девушка познакомилась со всеми родственниками;
  • сразу после окончания свадьбы молодожены вместе с родней мужа едут забирать домашних животных, обещанных в качестве приданого.

После этого все свадебные обряды считаются оконченными.

Видео: бракосочетание по-удмуртски

Создание новой семьи – один из важнейших праздников у всех народов, который сопровождается обрядами и ритуалами. Удмуртская свадебная церемония, благодаря древним традициям, выглядит очень красиво и феерично.

Если вы интересуетесь культурой этого народа, вам обязательно нужно посетить удмуртскую свадьбу. Вы откроете для себя массу новых позитивных впечатлений.

А пока можете посмотреть видео с традиционной удмуртской свадьбы, оценить всю ее красоту, проникнуться гаммой чувств, которую испытывают родственники и новобрачные.

Источник: http://fotkay.ru/udmurtskaya_svadba

Finno-Ugric People

Бросали перину невесты на пол и все валялись на ней, проверяя, мягка ли она. Затем, взяв миску с кашей, невесту с женихом вели в кенос и , накормив их, с шутками укладывали спать, причем иногда вместо невесты укладывали сначала другую девушку и только после бурного протеста жениха укладывали настоящую невесту.

Старшие следили, чтобы при обряде укладывания молодых на первую брачную ночь (ныл кӧлтон) не присутствовал недоброжелательный человек, напротив, выбирали удачливого, доброжелательного. Уложив молодых, сюанчи расходились по домам, где каждый отчитывался перед старшими за поездку и благодарили их за то, что посылали на сюан.

Те в ответ благодарили за то, что хорошо съездили, не уронили честь старших. Дебют в свадьбе отмечали особо: за первое участие в свадьбе, за поддержание доброй родительской репутации, а также умение отчитаться за поездку отец дарил сыну серебряную или даже золотую монету. На этом сюан завершался.

На другой день выполнялся обряд купания невесты и испытание её хозяйственных способностей.

С утра в доме жениха на натянутую в избе веревку или шест развешивали напоказ приданое невесты: самотканые ковры, полотенца с узорными концами, её наряды. В ряде районов устраивали валес учкон – заправляли постель,  и на неё клали подарки.

В доме собиралось много желающих посмотреть приданое молодой, по которому судили не только о её материально положении, но и способностях к рукоделию.

Собравшиеся открыто интересовались количеством рубах-дэремов из фабричных тканей и самотканых, узнавали много ли платков, полотенец, ковров и одеял, сколько вещей из верхней одежды, судили о качестве их изготовления.

Жена бадӟым ваися с кем-либо из близких родственниц жениха наряжали молодую в женское платье – это назвали вылькен изьыян, то есть надевание на молодую шапки.

Этот обряд когда-то был связан с тем, что при этом на молодую впервые надевали женские головные уборыайшон с накидкой сюлык и чалму. И хотя в начале 20 в. айшона уже не носили, а на молодую надевали только чалму и платок, название обряда сохранилось.

Чалма у удмуртов – символ женщины. Например девушке говорили: «Йырад чалма поныны эн дырты (не спеши надеть чалму)», что означало «не спеши замуж».

Каждую часть свадебного пира приурочивали к праздникам. Если, например, сюан прошел в рождество, то вторая часть назначалась на масляной неделе.

В назначенный день в дом жениха приезжал свадебный поезд со стороны невесты на ярашон (бӧрысь, келись). Ход свадебного пира ярашон немногим отличался от сюана. Он начинался в доме жениха, где тӧро «учил» поезжан петь. После угощения он вел их сначала к себе, затем поочередно ко всем остальным родственникам – участникам свадьбы.

В каждом доме им предлагалось угощение, причем поезжане всегда требовали пурысьтам бекче (буквально: заплесневелый), то есть бочонок. Вместе с хозяином лезли в подполье и выносили приготовленный для этого бочонок кумышки или кадку меда. При выносе все кричали «берекет, берекет!» (пожелание благополучия, достатка).

Читайте также:  Торт на жемчужную свадьбу - свадебные советы

Содержимое «продавал» за деньги кто-либо из поезжан.

Слова свадебной песни ярашон во многом совпадали с теми, которые пели на сюане, но здесь присутствовали и песни, исполнявшиеся только на ярашоне. Поезжане вели себя несколько свободнее, чем сюанчи, можно сказать вызывающе: били посуду, во время пения все враз очень сильно топали ногами, как бы угрожая проломить пол.

Для заключительного дня ярашона было характерно ряжение — пӧртмаськон, распространенное у многих народов. Наряжались, в основном, женщины кто во что горазд, некоторые изображали мужчин. Ряженые, гуляя на свадьбе, забавляли присутствующих своими действиями – представлениями.

Когда гуляли из дома в дом, молодые ходили вместе с ними, но петь свадебные песни им не полагалось. Перед отъездом домой поезжане прощались с невестой, жалели её за то, что она остается в чужом доме. Непременно доводили её до слез, так как считалось, что, чем больше у неё будет слез на свадьбе, тем меньше якобы их будет в последующей жизни.

Родители невесты и жениха на свадьбе не присутствовали. Через неделю после ярашона родители новобрачной, пригласив двух-трех родственников, ехали к дочери посмотреть на её житье в новом месте – обычай адскон (свидание).

После свадебных торжеств родственники молодого по очереди приглашали новобрачных в гости (обычай – кен ӧтчан). Так невестка постепенно знакомилась с родней мужа.

В последний раз в качестве молодушки в центре внимания окружающих она попадала летом, в первый день сенокоса, когда устраивался обряд сялтым – снятие с молодой шортдэрэма и купания её в реке. Без этого обряда она не могла снять шортдэрэма, как бы ни было жарко.

Здесь описана свадьба по сватовству. Удмуртам известны браки и умыканием, на что указывают многие исследователи; о похищении невесты говорили многие информаторы.

Рассказывают о различных случаях умыкания: при обоюдном согласии юноши и девушки без согласия её родителей, а иногда и без согласия родителей жениха.

Нередко к умыканию прибегали при обоюдном согласии сторон, чтобы избежать лишних расходов на свадьбу и сократить её сроки.

Источник: http://www.elupuu.org/index.php?id=458

Презентация «Удмуртская свадьба»

Удмуртская свадьба

Отношение к семье

Удмурты относились к вступлению в брак как к очень торжественному и значительному событию, определявшему всю последующую жизнь молодоженов.

Как и все народы мира, жизнь в браке, создание семьи удмурты считали естественным состоянием человека и даже обязательным его долгом. Одиночество, бобыльство всегда осуждали неудачников жалели: «пал тури» (одинокий журавль), «пал сапег» (одинокий сапог) и т. д.

В прошлом любая молодая пара начинала свою жизнь в недрах родительской семьи, под ее опекой и контролем. Почти все исследователи второй половины XIX в. отмечали у удмуртов наличие больших семей, число членов которых превышало 10—20 человек

Семья удмуртов. С. Бураново Сарапульского уезда. Нач. XX в.

Термины свадебного ритуала

Сюан — пир в доме невесты, куда приезжала женихова родня

Бӧрысь или сюан— бӧрысь — пир в доме жениха

Все бывшие сюанчи становятся теперь сектасьёс. В северных районах этот пир называется келись (провожающий), а поезжане келисьёс (провожающие).

В ряде районов, в том числе Завьяловском, Малопургинском, пир невестиной родни у жениха называют ярашон а поезжане — ярашисьёс.

Южные удмурты словом ярашон называют сговор, для обозначения которого северные и центральные удмурты употребляют термины тупан, вада пуктон, нянь шорон, сур тупатон.

Казак пиос. Неженатые поезжане — молодые люди.

Тӧро. Обязательный персонаж на свадебных пирах, главный распорядитель.

Сватовство

Вопрос о женитьбе сына и о замужестве дочери, решался старшими членами семьи. Когда сыну исполнялось 16—17 лет, родители начинали присматривать в округе невесту.

Брачный возраст для юношей колебался от 16 до 24 лет, хотя чаще женили в 18—20 лет.

Невесты еще в начале века часто были старше женихов на 3—5 лет, так как родители не спешили выдавать дочерей замуж, чтобы они дольше трудились в своем хозяйстве, тогда как парней стремились женить раньше, чтобы привести в дом работницу.

Сюан в доме невесты

За несколько дней до сюана отец жениха обходил своих родственников, приглашая их на свадьбу. Нередко приглашение осуществлялось в иносказательной форме: например, он говорил, что надо готовить красивые дуги, так как предстоит ехать за красным товаром (букодэс вӧялэ, кузь сюрес вылэ ӟеч товарлы потоно).

В доме невесты накрывали прощальный стол, после чего поезжане запевали песню, требуя приданое. Приданое выносили молодые поезжане, причем жениху приходилось за все платить символический (несколько копеек) выкуп стоявшим в дверях парням-односельчанам невесты. После небольшой потасовки из дома выносили сундук, перину, подушки и всю верхнюю одежду девушки.

У удмуртов Казанской губернии в первый невеста вместе с девушками убегала на гумно, где все они прятались в овине.

Поезжане жениха шли туда, и один из них говорил: «Пойду снопы выкидывать!» — после чего залезал в овин и выгонял девушек.

В Завьяловской волости перед отьездом из дому молодая прощалась с домом, подворьем, животными, а затем пряталась в клети. Ее искали девушки, приехавшие на свадьбу со стороны молодого, чтобы увести в избу и нарядить в дорогу

Сюан в дом жениха

В доме жениха поезд встречали его родители и родственники, не ездившие на сюан. Две женщины вели укрытую шалью невесту в дом, при этом в некоторых районах во дворе кто-либо стрелял из ружья в воздух, «чтобы «нечистая сила» не вошла в избу».

На третий день свадьбы с утра в доме жениха на натянутую в избе веревку или шест развешивали напоказ приданое невесты: самотканые ковры, полотенца с узорными концами, ее наряды.

Встреча невесты в доме жениха

Жена бадӟым ваися с кем-либо из близких родственниц жениха наряжали молодую в женское платье — это называли вылькен изьыян, то есть надевание на молодую шапки.

Чалма у удмуртов — символ женщины.

В северных, а также в Игринском и Шарканском районах устраивали еще ӝӧккышет учкон — смотрины скатерти: на стол стелили молодушкину скатерть, а присутствующие клали на нее деньги или подарки

Ярашон

Начинался в доме жениха, где тӧро «учил» поезжан петь. После угощения он вел их сначала к себе, затем поочередно ко всем остальным родственникам — участникам свадьбы.

В каждом доме им предлагалось угощение, причем поезжане всегда требовали пурысьтам бекче (буквально: заплесневелый), то есть бочонок. Вместе с хозяином лезли в подполье и выносили приготовленный для этого бочонок кумышки или кадку меда.

При выносе все кричали «берекет, берекет!» — пожелание благополучия, достатка. Содержимое «продавал» за деньги кто-либо из поезжан.

Перед отъездом домой поезжане прощались с невестой, жалели ее за то, что она остается в чужом доме.

Непременно доводили ее до слез, так как считалось, что, чем больше у нее будет слез на свадьбе, тем меньше якобы их будет в последующей жизни. В доме невесты их встречали ее родители.

Поезжане, так же как и сюанчи, отчитывались перед ними о своей поездке. На этом свадебный пир завершался, но весь ритуал свадьбы не считался еще законченным

Послесвадебные обряды

Через неделю после ярашона родители новобрачной, пригласив двух-трех родственников, ехали к дочери посмотреть на ее житье в новом месте — обычай адскон (свидание)

В Завьяловском районе первый визит родителей новобрачной к дочери носил название бер сюан, то есть поздняя свадьба. На бер сюан они отправлялись примерно через неделю после ярашона, пригласив с собой около 10 родственников пожилого возраста, не ездивших на свадьбу. Родители жениха делали ответный визит. На бер сюане гости пели соответствующие свадебные песни.

За приданым ездили сами молодые, родители мужа и 3-4 родственника. После увоза всего приданого весь цикл обрядов, связанных со свадьбой считался завершенным

Молодуха в головном покрывале сюлок. Глазовский уезд, дер.Гулекшур. 1906 г.

Женская прическа «чузырет». 1907 г.

Удмуртки д.Покровский-Урустамак, ныне Бавлинского района Татарстана. Снимок начала XX в.

Арская девушка, фото начала XX века.

Источник: https://multiurok.ru/files/priezientatsiia-udmurtskaia-svad-ba.html

Удмуртия: Свадьба в музее

Проезд по семи мостам, фото у лося, голуби у Вечного огня – ижевчанам наскучили эти местные свадебные традиции. Вслед за иностранцами, брачующимися с удмуртскими девушками, ижевские новобрачные пошли в музеи.

Национальный музей Удмуртской Республики разработал специальную программу для новобрачных «Свадьба в музее». Новая услуга пользуется спросом у горожан, очередь на свадьбу по–удмуртски уже растянулась на несколько месяцев вперед.

Иностранцы первые

По словам представителей Национального музея, ранее традиционными удмуртскими свадьбами интересовались в основном иностранные женихи, сейчас же этнические торжества все больше интересуют и жителей Удмуртии.

Большой популярностью у брачующихся пользуется Архитектурно–этнографический музей–заповедник «Лудорвай». Проходят свадьбы по–удмуртски шумно и весело, чем и привлекают зарубежных гостей. Иностранцы восторгаются обрядами, песнями и плясками на свежем воздухе.

И все отмечают, что проведение такого незабываемого торжества за городом стоит, по европейским меркам, небольших денег.

В августе в «Лудорвае» гуляли свадьбу швейцарец Кристиан и удмуртка Ольга.

Родственники жениха, ни слова не понимающие по–русски, активно принимали участие в свадебных игрищах, наряжались в элементы национальных костюмов и долго благодарили хранителей заповедника за дань традициям.

После того как сюжет об этой свадьбе показали по телевидению, некоторые жители республики захотели отпраздновать появление новой семьи с национальным колоритом, но многие склоняются к проведению свадьбы все–таки в городе.

Особенности национальной свадьбы

Здание музейно–выставочного комплекса «Арсенал» само по себе находится на традиционной остановке свадебных кортежей – недалеко от Вечного огня, так что более «раскрученное» место в городе найти сложно.

Презентация проекта, а точнее сказать, проба программы «Свадьба в музее» состоялась в конце лета. «После традиционного посещения Вечного огня молодожены Сергей и Анастасия направились в музей, где их ожидало знакомство с особенностями удмуртской национальной свадьбы», – рассказывает сотрудник музея Наталья Шумилова.

По задумке авторов проекта молодая пара попадет в мир удмуртской деревни начала XX века (часть исторической этнографической экспозиции музея).

Здесь новобрачные знакомятся с удмуртским свадебным обрядом, а удмуртская тангыра (музыкальный инструмент и сигнальное приспособление для передачи информации внутри селения и между близлежащими поселениями, на фото) известит мир о том, что сегодня празднуется свадьба.

«Удмуртские поговорки гласят: «Жизнь начинается с женитьбы» (Улон кышно басьтонысен кутске), «Хорошая жена – половина хозяйства» (Умой кышно – жыны юрт).

Женитьба была главным и важным событием в жизни мужчины и женщины, а выполнение свадебных обрядов должно было обеспечить будущую благополучную и счастливую жизнь супругов», – продолжает рассказ эксперт.

В представлении удмуртов жизнь – это три свадьбы: рождение – это свадьба с жизнью, свадьба – союз с другим человеком, похороны – свадьба со смертью. Создание семьи считалось долгом каждого, и к исполнению всех обрядов подходили очень серьезно. 

Современным парам, решившим играть свадьбу по–удмуртски, не обойтись без помощи научных сотрудников музея. В игровой форме невесте и ее подругам предлагают приготовить приданое.

При помощи работников музея невеста одевает женский головной убор южных удмуртов – айшон – подруге. А это не так просто – вся конструкция весит почти пять килограммов.

В процесс с советами включаются родители жениха и невесты, гости, и вот уже все вовлечены в этот процесс.

Испытания поджидают и жениха с его друзьями

«После свадебных испытаний все танцуют удмуртский тыпыртон (общественный танец) – в давние времена одно из самых ожидаемых действий на свадьбе», – говорит г–жа Шумилова. На память жених и невеста получают оберег с пожеланиями счастливой семейной жизни. 

Сотрудники музея надеются – посещение Национального музея в день свадьбы, фотографирование в интерьерах удмуртской деревни, салона начала XX века может стать хорошей традицией для молодоженов.

«Думаю, у проекта «Свадьба в музее» есть будущее. Мы все больше начинаем походить на европейцев. Если раньше выкуп, второй день свадьбы проводили в квартирах, то сейчас от этой традиции отходят.

Читайте также:  Как сделать свадебные бокалы своими руками - свадебные советы

Предпочитают принимать гостей на нейтральной территории или вовсе отказываются от двухдневных обычных застолий. Объясняется это экономической выгодой.

Так что, думаю, многие воспользуются музейной площадкой», – считает представитель ижевского свадебного салона Анна Кириллова.

Действительно, торжество может вылиться в копеечку, если полностью следовать удмуртской свадебной традиции, где одним из испытаний жениха является шумное и вызывающее поведение родственников невесты в доме у его родителей, которые могли бить посуду, топать ногами, разобрать печь в бане, заложить дымоход. Таким образом проверялась расторопность избранника девушки.

Перспективы

Как стало известно «bc», в ближайшее время в «Арсенале» пройдет реконструкция залов. Вполне возможно, что в одном из перепрофилированных помещений появится кафе, предлагающее блюда удмуртской кухни. Так что играть свадьбы по–удмуртски станет еще удобнее и приятнее.

Как замечают эксперты, после сдачи в эксплуатацию Дома дружбы в 2008 году, где запланирован самый большой в республике зал бракосочетаний и где появится возможность соблюдать обычаи бракосочетания народов, проживающих в Удмуртии, у Национального музея по части проведения свадебных торжеств появится серьезный конкурент.

Справка «bc»

Сыграть «Свадьбу в музее» стоит 1000 рублей. В стоимость включены билеты на 15 человек, памятные сувениры и работа с гостями.

Свадьба в этнографическом музее–заповеднике «Лудорвай» стоит 600 рублей с человека. Кроме театрализованного фольклорного шоу гостям предлагают блюда национальной кухни.

Дарья Давбаш

Источник: Business Class Удмуртия

Источник: http://www.mariuver.info/rus/articles/culture/2007/09/06.html

Свадебный обряд сюан кукморских удмуртов

Свадебный обряд сюан кукморских удмуртов, проживающих в Республике Татарстан, – многоэтапное действо, продолжающееся около года. Ритуал включает в себя сватовство, сговор и собственно свадьбу, которая делится на две части.

Первая часть свадьбы включает в себя приезд свадебного поезда, обед в доме невесты, ее увоз в дом жениха и смену девичьего головного убора на свадебный, состоящий из ашъяна и платка сюлык. Эта часть обряда строго регламентирована по времени и может проходить только в период от Петрова дня до летнего праздника иконы Казанской Божьей Матери (21 июля).

Через 1–6 месяцев совершается обряд снятия платка, после которого молодушка возвращается жить к родителям. Вторая – основная – часть свадьбы связана с масленицей, когда главный свадебный пир проходит сначала в доме невесты, а после ее увоза – у жениха.

Свадебный обряд сюан кукморских удмуртов, проживающих в Республике Татарстан, – многоэтапное действо, продолжающееся около года.

Сватовство. Невесту идет сватать родственник жениха азь ветлись (‘впереди идущий’). После долгих уговоров родители невесты дают согласие на брак и спрашивают мнение дочери. Если невеста согласна, то дарит свату небольшой подарок.

Сговор.  Проходит перед Петровым днем. Отец и родственники жениха едут к родным невесты договариваться о калыме. Достигнув соглашения, организуют небольшое застолье, во время которого поют песни на гостевой напев.

Первая – летняя – часть свадьбы. Свадебными чинами на свадьбе являются: сватун азь ветлись, старший дружка быдзым казак, молодые друзья и родственники жениха казак пиос ‘парни-казаки’ и казак нылъёс ‘девушки-казачки’.

Прежде чем ехать за невестой, родственники жениха молятся перед домашней куалой (культовой постройкой во дворе дома), а также поминают предков дома. Для этого в корытце, поставленное перед печкой, кладут кусочки хлеба и льют туда кумышку – национальный алкогольный напиток удмуртов.

Приехав в деревню невесты, вначале идут в дом сватуна, где участников поезда угощают только кашей, потом направляются к невесте. В ее доме на столе стоит чаша с маслом. Сватун кладет масло на куски хлеба и раздает всем с благопожеланиями невесте. Начинается застолье, на котором поют гостевые песни.

Когда подают последнее блюдо – кашу с мясом, все встают и молятся. Затем гости ходят по домам родственников невесты и соседям, где их угощают.

Вечером свадебщики возвращаются в дом невесты.  Покрытую шалью невесту выводят к гостям. От ее имени женщины невестиного рода раздают подарки поезжанам. Потом невесту отводят в женскую половину избы. Братья невесты подходят к ней и на коленях поют ей песни «в знак благодарности».

Гости пируют за столом. По окончании пира невесту водят по двору, заводят в куалу, обходят с нею три раза вокруг телеги с лошадьми, после чего сажают на повозку.

Немного отъехав от дома невесты, железным ножом проводят черту по земле, тем самым отделяя поезжан от остающихся в доме невесты ее родственников.

У дома жениха невесте под ноги кладут холст. Поезжане и встречающие молодых родственники жениха молятся с хлебом и маслом.

Свекровь приподнимает холст, на котором стоит невеста, и выковыривает из-под него землю или чертит на земле крест, чтобы ведун не испортил невесту.

На невесту надевают свадебный головной убор ашъян, сверху обшитый бахромой, которая полностью закрывает лицо невесты. Поверх ашъяна накидывают платок сюлык. После этого невесту уводят в клеть.

Одна из женщин переодевается молодушкой и три раза заходит в дом с пляской. Ее спрашивают «Чья эта свадьба?», и она называет имя жениха. Потом на свадебный пир зовут соседей. Перед трапезой молятся.

Невесту выводят из клети и обносят всех гостей, начиная с отца жениха, водкой, становясь на колени.

После пира жених с невестой отправляются в клеть, а молодежь стелет постель и от имени молодых молится, употребляя самые непристойные выражения.

Через 1–6 месяцев совершают обряд снимания платка сюлык коскон, на который зовут музыканта (скрипача, гусляра или гармониста). Невеста готовит специальное блюдо: лапшу и мелкие пельмени с самой разной начинкой (мукой, солью, перцем, горохом, конопляным семенем т.д.). Собираются все родственники. Молодушка в ашьяне стоит между печью и стеной.

Будущий дружка под музыку снимает с нее свадебный ашьян, надевает на себя и пляшет, трижды подходя к распорядителю пира тöр пукись и его жене за угощением. Затем снова надевает свадебный ашьян на невесту, забирает у нее другой – женский – ашъян, бахрома которого закрывает только лоб, и уносит его домой.

На следующий день дружка возвращает его молодушке.

После осеннего праздника иконы Казанской Божьей Матери созывают гостей на обед, на котором поминают предков. По окончании обеда невесту увозят домой к родителям, где она остается до зимней свадьбы. Там невеста снимает ашъян и ходит в платке, но уже не в такъе  (девичьей шапочке). До второй свадьбы она продолжает жить девичьей жизнью, пользуясь полной свободой.

На масленицу проводят вторую – основную – свадьбу. Вначале проходит свадебный пир сюан в доме невесты, который продолжается четыре дня. Поезжане, как и во время первой свадьбы, вначале заезжают к сватуну, и только потом направляются в дом невесты.

Во дворе разводят огонь, причем запаливают его от огня, который старший дружка быдзым казак покупает у соседей, давая им за огонь мелкую монету. Родственники невесты выносят поезжанам масло и хлеб на двор, где все вместе молятся, обратившись к югу. Затем заходят в дом и после молитвы угощаются кашей и кумышкой.

На пиру специальный напев сюан сям первым начинает петь сватун, все подхватывают. Молодушка на пиру не присутствует, а сидит у соседей. Дружка с хлебом и маслом в сопровождении друзей идет к ней. Всю дорогу они поют напев сюан сям.

Зайдя к соседям, дружка с друзьями приглашают невесту на пир, исполняя песню «Здесь ли наш цветок? Без цветка веселья нет». Вернувшись домой, невеста угощает свекра и всех остальных кумышкой, вставая на колени.

На второй день пир продолжается. На третий младший дружка покчи казак берет прялку кубо модос и со всеми гостями обходит дома родственников, где молодые девушки или хозяева привязывают к прялке ленточки. Ночью в доме невесты устраивают шутки: к ногам гостей прицепляют старые лапти или связывают рубашки спящих рядом людей.

На четвертый день снова пируют с песнями. После обеда гости готовятся к отъезду: с песнями трижды заходят в дом и выносят перину, потом привязывают младшего дружку к столбу и заставляют его выпить кумышки. Он песней просит андан сталь (=кабацкую водку). Опять трижды заходят в дом и выводят молодушку, затем трижды обводят ее вокруг саней. Отъехав, ножиком чертят черту на снегу.

В доме жениха пир продолжается, только поют уже гостевые песни. Невеста раздает подарки. На другой день невеста идет к роднику, чтобы принести воды. В этот же день обходят дома родных и соседей, а вечером собираются у жениха.

В настоящее время свадьбу у удмуртов празднуют иначе. Невесту «крадут», договариваясь об этом заранее. Ее забирают из родительского дома и увозят к жениху, в доме которого собирается молодежь. Невесту запирают в клети кенас, а сами устраивают гуляние юмшан с песнями и плясками.

В тот же вечер в дом жениха привозят отца и мать невесты и, в случае согласия девушки на брак, родители договариваются о будущей свадьбе. На следующее утро устраивают обряд тукмась сиён. Невеста стряпает и нарезает лапшу к супу с гусиным или утиным мясом, делает небольшие пельмени чумер с самой разной начинкой: крупой, перцем, горохом и т. д.

Если ей попадется чумер с маслом, она в семейной жизни будет счастлива.

Время свадьбы уже не так строго регламентировано. Однако многие базовые элементы обряда, в том числе и его музыкальное оформление, сохраняются.

Свадебный пир по-прежнему проводится в доме невесты и считается главным этапом свадьбы. Здесь поют песни на специальный напев сюан сям.

Второй день празднуют в доме жениха, где звучат песни на гостевой полифункциональный напев дюон сям, а также другие песни. 

Источник: https://www.culture.ru/objects/486/svadebnyi-obryad-syuan-kukmorskikh-udmurtov

История Удмуртии

Собственно свадьба состояла из двух частей, выполнявшихся с большими интервалами: пира в доме невесты (сюан) и в доме жениха (ярашон, бд-рысь, келись). Порядок их зависел от того, увозилась ли невеста в дом мужа непосредственно после сговора до свадебного пира или же сразу со свадебным пиром.

В первом случае после увоза невесты (ныл нуон) проходил ярашон, затем она возвращалась домой (берен пукон) и готовила приданое, потом уже устраивали сюан — окончательный увоз невесты к мужу. Купание молодой и испытание ее хозяйственных способностей проводились в этом случае в обряде ныл нуон.

Если же невеста после сговора оставалась в родительском доме, то сначала проводили сюан, потом — ярашон.

В назначенный день женихова родня (сюанчи) по приглашению отца собиралась в их доме. После небольшого угощения и напутствия провожающих они без жениха отправлялись за невестой.

Свадебный поезд возглавлял назначенный отцом жениха, не едущим на свадьбу, старший поезжанин — бадзым ваись. В доме невесты их встречали у крыльца с угощением (обычно хлеб с маслом, мед, «хворост»). Родственники невесты собирались по прибытии поезда от жениха.

Поезжанам представляли тысяцкого (тдро), которого сажали в красный угол на подушку.

После угощения исполнялся обряд гур сётон. С этого момента до отъезда поезжане должны были петь почти непрерывно. Удмуртские свадебные песни очень образны, самобытны. Мелодии свадебных песен, исполняемых в доме невесты и жениха, различны, и смешение их могло вызвать неодобрительный смех. Свадебные мелодии имеют и локальные различия.

Через некоторое время тысяцкий вел их угощать к себе, затем поочередно ко всем родственникам невесты — участникам свадьбы. Гуляние продолжалось всю ночь. Наутро приезжал жених с другом и гулял вместе со всеми.

Лишь посетив дома всех родственников невесты, они собирались уезжать. В этот момент прятали невесту и жених должен был ее найти. После этого выполнялся драматический обряд прощания невесты с родительским домом, сопровождавшийся пением прощальной песни (ныл келян гур).

Выносили ее приданое и сюанчи уезжали, увозя невесту.

Читайте также:  Застольные свадебные конкурсы - свадебные советы

Родители жениха встречали поезд у ворот. Под ноги невесте клали подушку или половик. Ее вели в избу и сажали на женской половине, укрыв шалью. Поезжане отчитывались о своей поездке перед родителями жениха и, уложив спать молодых, расходились. На другой день собирались на обряд купания молодой (ксн пылатон), перед которым ее переодевали в женский наряд.

Если сюан проходил, скажем, в рождество, то ярашон (бдрысь, келись) назначался на масляной неделе. Он начинался в доме жениха, потом шли к тдро, затем ко всем родным жениха.

Поезжане от невесты вели себя шумно, вызывающе: грозились «проломить» пол, разбирали каменку в бане, дымоход на крыше дома, заводили в избу скотину, «грозясь» ее зарезать, пилили и кололи в доме дрова и т. д. Перед отъездом жалобным пением доводили невесту до слез.

Молодая могла навестить своих родителей первый раз не раньше, чем через три дня и только с мужем.

После свадьбы совершались взаимные визиты родителей молодых. В некоторых районах в обычае был обряд кубо нуон, состоявший в том, что дядя невесты дарил ей прялку.

В Игринском районе перед сенокосом мать дарила ей косу-литовку и грабли — обряд мажес нуон. В первый день сенокоса исполняли обряд сялтым — купание молодой в реке.

Осенью она с мужем и его родителями ехала за обещанной в приданое скотиной. На этом свадебный цикл завершался.

Источник: http://udmurt-history.ru/obschestvennaya-zhizn/svadebnie-obryadi-v-proshlom.html/

Обычаи и обряды

Главным жизненным циклам человека всегда сопутствовали соответствующие переходные обряды, одним из которых является свадьба. Удмуртская свадьба конца XIX — начала XX в.

представляла собой сложный комплекс обрядовых церемоний, состоящих из большого количества разнохарактерных компонентов — ритуальных действий символического, магического, игрового характера, а также элементов материальной культуры, словесного и музыкального фольклора. Временные рамки исполнения обряда растягивались на несколько месяцев, иногда до года.

Основными слагаемыми удмуртской свадьбы являются сватовство, сговор, пиры в доме невесты и жениха, послесвадебные обряды, включающие испытания молодых, их поездки за приданым/подарками к родителям невесты, взаимные визиты родителей молодых. Формы заключения браков в традиционной свадьбе были различны. В основном удмурты совершали браки со сватовством.

Браки умыканием существовали и продолжают существовать на периферии республики. При сохранении общей основы обряда существует множество его локальных вариантов, которые до сих пор не описаны, поэтому оптимальным будет обобщенное описание удмуртской свадьбы. Начинался свадебный ритуал со сватовства (ныл куран, ныл юан).

Повсеместно перед тем, как пойти свататься, старались узнать через сваху (дэмчи) или родственников информацию о девушке и ее семье. Мнение молодых обычно не учитывалось, за них решали родители. Сам жених свататься не ездил. Чаще всего родители невесты отказывали сватам в первый раз: чем большее количество раз приходили свататься, тем больше возрастало достоинство девушки.

Следующий этап — сговор (ныл тупан, кельшон, ярашон), основным моментом которого являлись закрепление согласия, достигнутого при сватовстве, и уплата калыма (йырдун) за невесту. Отец жениха втыкал серебряную монету в масло, и девушка считалась просватанной. На сговоре же обсуждалось количество гостей, состав приданого. Могли обговаривать порядок и сроки проведения свадебных пиров.

В случае увоза невесты до свадьбы наследующее утро в доме жениха проводили обряд купания. На обряд приглашали родственников жениха. После этого в назначенный день приезжал свадебный поезд со стороны невесты, и устраивался свадебный пир в доме жениха (ярашон, бöрысь, келись). За три дня до свадьбы в доме родителей (сюан) невеста возвращалась домой.

В прежние времена невеста возвращалась на год или несколько месяцев (берен пукон). В случае, если невеста после сговора оставалась дома, родители жениха сначала ехали в дом невесты, чтобы договариваться о свадьбе (сюан вераськон). Далее проводили пир в доме невесты, а затем — в доме жениха. Жених и его родственники тщательно готовились к отъезду за невестой.

В этот день надевали одежду, специально предназначенную для свадьбы. Если не было своей, просили у знакомых или родственников. Перед свадебным поездом во многих местах закрывали ворота. Чтобы войти, жениху необходимо было заплатить выкуп. Под ворота просовывали лопату и просили, чтобы на нее положили деньги за вход.

После уплаты выкупа свадебный поезд пускали во двор, где его встречали родители невесты. Повсеместно принято встречать с хлебом и маслом, с хлебом и солью, с вином. На каждой свадебной церемонии присутствовали главные распорядители (тöр). Они были самыми уважаемыми и почитаемыми гостями, поэтому их всегда усаживали первыми, во главе стола и только на подушки.

Рядом с ними усаживали ближайших друзей жениха и его родственников. Главный распорядитель свадьбы должен был запевать песню первым, петь без него не начинали. После исполнения свадебного напева начинается обход дворов родственников невесты, во время которого происходило более близкое знакомство обоих родов (бускеле потон).

После обхода родственников главного распорядителя свадьбы увозили домой, остальные возвращались в дом невесты, где снова накрывали на стол. Перед выходом из дома все кланялись родителям невесты. Родители благословляли молодых, перекрещивая и произнося благопожелания. В ряде мест благословляли только невесту, без жениха.

Она вставала на колени, делала низкий поклон, а мать крестила ее со спины. Далее следовал ритуал прощания невесты с родным домом. Выносили приданое, складывали в повозку. Жених должен был откупить приданое у родственников невесты, чтобы они открыли ворота.

Проехав немного, главные распорядители со стороны жениха проводят черту поперек улицы, символически обозначая таким образом, что невесте с этого времени возвращаться в дом родителей запрещается. Свадебный поезд в доме жениха встречали с хлебом, маслом, вином. Мать жениха стелила на пол под дверью белую ткань или половик, чтобы молодые не наступали на голый пол. Затем невесту усаживали на подушку в женской половине дома. Родственники подносили ей хлеб с маслом, расплетали косу, заплетали две и укладывали вокруг головы. Мать жениха меняла девичий платок невесты на головное полотенце замужней женщины (чалма), что знаменовало окончание девичества. Немного перекусив, молодых отправляли спать. Постель, которую привезли вместе с сундуком невесты, застилала крестная мать жениха. После этого гости пили за то, что уложили молодых спать (ныл кöлтон).

Утром следующего дня проводились осмотр приданого и церемония даров. Угощать присутствующих должна была невеста, которая демонстрировала свои хозяйственные способности. Общепринято на второй день в доме жениха проводить символические испытания для невесты и жениха.

Проверка невесты заключалась в трех основных заданиях, которые бытовали повсеместно. Во время первого она должна была испечь лепешки из кислого теста (табань), чему всячески препятствовали родственники жениха: закрывали трубу, вымазывали друг друга тестом и т. п.

Невеста должна была угостить их вином, а каждый, кто хотел попробовать невестино блюдо, должен был заплатить за это деньгами. Во время второго испытания невесту заставляли подметать пол (пол ӵужон). В избу заносили солому, кидали деньги. Невеста собирала мусор в одну кучу, а деньги — в другую.

Родственники жениха вновь раскидывали их, поэтому в сборе денег невесте помогал жених. Третьим этапом было хождение невесты за водой (ву ваён). Она должна была донести воду до дома, не расплескав ее, что считалось хорошим знаком.

Но невесте всячески пытались помешать, поэтому ей приходилось по несколько раз набирать воду в ведра. В ряде мест хождение за водой сопровождалось ряженьем. Чаще всего мужчины наряжались женщинами, женщины — мужчинами, среди ряженых присутствовали образы медведя, солдата, цыганки.

Испытание жениха заключалось в том, чтобы расколоть с одного удара чурку с монетами, которые вбивали заранее. При прощании с невестой всегда пели песни. Невеста садилась на скамейку, и каждый, кто прощался, брал ее за руку и целовал. После отъезда родственников молодица угощала присутствующих своим вином.

Завершали свадебный цикл послесвадебные обряды. На следующий день после свадебного пира молодые отправлялись в дом родителей невесты. Они также могли посетить тех родственников, к которым не успели зайти в первый день свадьбы.

В северных и срединных районах сразу после свадьбы родители невесты увозили ей прялку (кубо нуон). Осенью в качестве приданого родители невесты посылали ей домашний скот: гуся, овцу, теленка, жеребенка. В пору, когда начинался сенокос, посылали косу и грабли (мажес-кусо нуон).

В первый день сенокоса обязательно проводили обряд купания молодицы (кен пылатон; сялтым). Водой обрызгивали не только невесту, но и всех присутствующих. Через год после свадьбы родители невесты приглашали дочь с мужем к себе в гости и дарили им зимнюю верхнюю одежду: тулуп, шубу, валенки.

На этом свадебный обряд заканчивался. В свадебном представлении отражаются мировоззрение народа, его поэтическая и музыкальная культура, особенности социально-бытового и общественного развития. Свадебные обряды — это уникальное наследие этнической культуры, имеющее тысячелетнюю историю.

* Источник: Удмуртская Республика: историко-этнографические очерки / УИИЯЛ УрО РАН ; науч. ред. А. Е. Загребин. – Ижевск, 2012. – 288 с.

Источник: http://xn--b1acfmzahrczg5g.xn--p1ai/?page=oio_udmurt_3

Для кого проводить свадьбу?

К свадьбе принято относиться как к особенному торжеству, самому главному в жизни супругов. Готовятся к ней со всей ответственностью. При этом подготовка к свадьбе может потребовать очень больших затрат времени, сил и, конечно, денег. Порой кредит, взятый на свадьбу, приходиться выплачивать всей семьёй ещё много лет.

А что уж говорить о нервном напряжении, которое не оставляет всех, участвующих в подготовке! И не удивительно – ведь всегда приходиться идти на компромиссы, учитывая желания не только жениха и невесты, но и многочисленных родственников и друзей. И всё это – в довольно жёстких рамках, которые устанавливает свадебный бюджет.

Процесс этот хорошо себе представляют почти все – если и не из личного опыта, то из опыта друзей и знакомых. При этом существует сразу два регламента, по которым нужно проводить торжество. Один – юридический, другой – традиционный. И именно второй зачастую вынуждает молодых тратить месяцы на дорогостоящую подготовку праздника.

Большинство свадеб проходит по общей схеме, даже если внешние атрибуты различаются. Порядок знаком многим: выкуп, регистрация, прогулка по городу и банкет. И гости, приглашённые на свадьбу, обычно ждут именно таких развлечений.

Но возникает закономерный вопрос: для кого всё это делается? Для молодых, которые первую половину дня вынуждены красоваться перед гостями в не всегда удобных платьях и костюмах, а потом, на банкете, стараться перехватить салатик или бутербродик между бесконечными конкурсами и криками горько?

 
 Конечно, у большинства людей, особенно молодых девушек, существуют представления о традиционной пышной свадьбе, которую они мечтают воплотить в жизнь. Но всегда ли есть в этом необходимость? Так вышло, что у нас в стране принято в большей мере ориентироваться не на желания жениха и невесты, а на ожидания гостей. Даже составление списка приглашённых порой становится сложным заданием. Ведь нужно пригласить как можно больше родственников, даже если вы никогда прежде не общались, всех друзей, некоторые даже коллег приглашают. А ведь родственников, приезжающих издалека, нужно ещё где-то разместить. Всем нужно обеспечить места в машинах и за столом, проследить, чтобы хватило еды и напитков – и это при ограниченном бюджете. Потом приходится ломать голову над маршрутом свадебной прогулки, над меню (а вдруг среди гостей будут вегетарианцы?), над конкурсной программой, музыкой и многим другим. Часто жених и невеста так стараются всем угодить, что сами не получают никакого удовольствия от торжества.

Кроме того, бывают и такие ситуации, когда молодые хотели бы провести скромное торжество с самыми близкими и дорогими людьми, но навязчивые традиции требуют от них тратить огромные суммы и силы на праздник, который им совершенно не нужен.

Основных причин такой ситуации две: желание продемонстрировать, что «у нас свадьба не хуже, чем у других» и дань традициям, боязнь обидеть родственников и друзей. Что ж, здесь придётся выбирать. Но запомните главное: свадьба – это ваш праздник, это ваше главное событие, и здесь нужно учитывать мнение только двух людей.

 
 Постарайтесь организовать свадьбу так, чтобы вам, жениху и невесте, было приятно, весело, комфортно. А ваши друзья и родственники, если вы действительно им дороги, никогда не станут вас осуждать, даже если вы их вовсе не пригласите.

Есть, конечно, компромиссный вариант, который устроит многих – торжественная церемония в загсе со всеми родственниками и друзьями, после которой молодые не отправляются на обычный банкет, а устраивают скромное семейное торжество, едут за город или вовсе отправляются ближайшим рейсом куда-нибудь на Мальдивы.

Так, желающие поздравить вас, будут иметь такую возможность, а вам не придётся организовывать не нужное вам торжество, которому зачастую сопутствуют не самые приятные ситуации.

В любом случае, готовясь к этому знаменательному дню, решите, для кого вы устраиваете праздник. Чего хотите вы сами, как жених и невеста, и отриньте все свои опасения и предрассудки.

Так вы получите именно то, чего желаете, и ваша свадьба будет действительно вашей!

Источник: https://volgograd.wedhub.ru/articles/dlja-kogo-provodit-svadbu.html

Ссылка на основную публикацию